ПИСЬМА – АПРЕЛЬ 2015 - Письма

ПИСЬМА – АПРЕЛЬ 2015

4/24/2015 - Аудиенция с папой Франциском. 7 марта 2015 г.

***
В субботу утром большая группа людей отправилась из Авеллино на встречу с папой. Остались только мы – несколько человек, накануне вечером поехавших в Падую, где наш дорогой друг Массимо ожидал операции по пересадке печени. Для него начиналась долгая, мучительная и светлая агония. Утром он позвал нас и дал нам свой планшет: ему хотелось, чтобы мы непременно увидели, что происходит на площади. Мы открыли прямую трансляцию в тот момент, когда завершилась молитва и начались песни. Массимо заплакал, и я спросил его, чем он так растроган. Он сказал: «Нашим народом», – и продолжал настаивать, чтобы мы собственными глазами увидели событие, происходившее в Риме. По сути это было то же чудо приношения себя, что творилось в больничной палате, где наш друг отдавал Христу собственную жизнь. Во вторник Массимо отправился на небеса, и его глаза были полны изумления и любви к тому чуду, каким является наша компания.
Антонио, Авеллино

***
Как только появилась информация о встрече с папой, мы с мужем забронировали билеты на самолет и отель для нас и троих наших детей. Через какое-то время мы узнали, что именно на эту неделю запланирована поездка на Мальдивы для всей семьи с коллективом компании, вице-президентом которой является мой муж. Все наши попытки изменить даты провалились. Дни напролет мы пытались понять, что делать: я не хотела бросать мужа в путешествии, но вместе с тем не понимала, как быть с людьми, которых мы пригласили в Рим. Одна моя подруга из Memores Domini сказала, что неправильно ставить в центр проблемы наших знакомых, ведь настоящий вопрос в том, какое значение для нас имеет призыв папы. В конце концов мы решили поехать на Мальдивы и вернуться на три дня раньше, чтобы затем седьмого марта отправиться в Рим. На отдыхе всякий раз за обедом и ужином говорили не только о работе, но и о том, почему нам так важно быть в Италии, а уж после этого тема, конечно, развивалась, и мы обсуждали веру, папу, нашу жизнь. Кроме того, наши планы вынудили президента компании пересмотреть недельную программу (рабочие встречи, торжественный ужин и т.д.), учитывая наши интересы. Нам также пришлось было объяснить детям (старшему двенадцать лет, а близнецам – по девять), почему мы должны уехать раньше (они, разумеется, были расстроены). Мы сказали им, что хотим быть в Риме из благодарности за отцовство папы и Джуссани: без последнего не было бы ни Движения, ни их, ведь мы с моим мужем познакомились именно в «Общении и освобождении». В Риме стало ясно, насколько прекрасно принадлежать к такому народу. В ожидании Франциска я смотрела на наших детей, которые пели вместе со всеми, и думала, что даже с помощью «жертвы», принесенной на каникулах, мы их воспитывали: принадлежность к Церкви и встреча с преемником Петра важнее Мальдив. Воспитывать – значит указывать на Другого, за Которым нужно следовать, на Которого нужно смотреть.
Анна и Маурицио, Катания

***
Когда я впервые прочитала обращение папы к Движению, оно произвело на меня смешанное впечатление. Было ощущение, что он хочет нас в чем-то поправить, и это меня чуть ли не сердило. Но потом я стала размышлять над его словами и с удивлением поняла, насколько он действительно отец и если и поправляет, то как мой собственный отец, когда я делаю неправильный шаг. Франциск отправил нас к истокам Движения и христианства: ко встрече со Христом. Меня поразили его слова: «Христианская мораль – это ответ, ответ, взволнованный удивительным милосердием, непредсказуемым и “несправедливым” с человеческой точки зрения, милосердием Того, Кто знает меня, знает мое предательство и тем не менее любит меня, ценит меня, обнимает меня и вновь призывает, не теряя надежды и не оставляя ожиданий». Он нежно касается меня Своим милосердием, столь всеобъемлющим и столь, как мне кажется, незаслуженным, что порой мне трудно его принять. Не важно, стану ли я «лучше», единственное, что имеет значение, – укрываться в Его милосердном объятии.
Маргарет, Миннесота, США

Сорок лет назад случилось непредвиденное – встреча с «Общением и освобождением», изменившая мою жизнь. Изменившая ее навсегда. В долгой борьбе я искал способ совместить неосознанный религиозный вопрос со столь же острым вопросом о социальной справедливости. Каков результат? Провал по всей линии фронта. Я держался в стороне от Церкви и противостоял ей, но в то же время не в силах был дать хоть сколько-нибудь не бесплодный ответ на вызовы общества, которые отражались и на моей лицейской жизни. Затем, на первом курсе университета я решил: хватит вопросов, теперь – только учеба и удовольствия. Меня обратили не разговоры и не политически точные суждения, а лица. Именно из-за них я вошел в Движение. Я продолжал плохо думать о Церкви и о священниках и по-прежнему полагал, что если порой людям из CL доставалась, то они уж точно сами напросились. И все же те лица, далеко не лучшие из возможных, прочно вошли в мою жизнь и помогли увидеть красоту преображенной жизни. Благодаря тем лицам в Святой Год я совершил паломничество в Рим, к папе Павлу VI, который долгое время представлял для меня квинтэссенцию дряхлой Церкви на закате своих дней. Благодаря тем же лицам в 1976-м я участвовал в знаменитой встрече с отцом Джуссани в Риччоне, где тот говорил об утопии и присутствии. Меня поражало, как он особым образом выделял в христианской жизни два аспекта: свободу и милосердие. И вот сорок лет спустя другие лица позволили мне лично убедиться, что единственная действительно важная вещь – столкновение с людьми, преображенными Христом. Благодаря этим лицам я отправился в Рим к папе Франциску, отправился с пустыми руками, не обращая внимания на споры, развернувшиеся до и после события. Сейчас моя жизнь не нуждается в идеологии или ностальгии. Ей нужна ласка, которая затронет все то, что не в порядке, как несправедливая потеря работы. В Риме я вновь услышал о двух аспектах, о которых много лет назад говорил отец Джуссани. Свобода и милосердие – они до сих пор актуальны. Эти два «антитела» к автореференции неожиданно даровали мне возможность нового начала. Самое главное для меня сегодня – переживать эту ласку милосердия. Я прошу, чтобы она сопровождала меня и чтобы я мог признавать ее вплоть до последнего дня моей жизни. Вот что значит для меня следовать за харизмой отца Джуссани.
Стефано, Болонья

© Fraternità di Comunione e Liberazione. CF 97038000580 / Webmaster / Note legali / Управление файлами сookie / Credits