Мой друг Сулейман - Письма

Мой друг Сулейман

6/28/2017

Я недавно вернулся из короткого путешествия в Сирию, куда поехал по приглашению Ассоциации «Pro Terra Sancta», поддерживающей присутствие францисканцев на Ближнем Востоке. Все началось с желания отца Бахджата Каракаша из Дамаска открыть в столице культурный центр. Идея не банальна: чтобы восстановить страну, помимо удовлетворения материальных потребностей (в первую очередь в еде и лекарствах), нужно пространство, которое позволит вновь научиться вести диалог и станет местом воспитания к прекрасному и истинному. Несколько дней, насыщенных встречами, позволили мне прикоснуться к источнику христианского свидетельства.

Чтобы отпраздновать конец мая, римско-католический приход в историческом центре Дамаска предложил провести процессию. Шестьсот человек последовали за статуей Богородицы. Песнопения сопровождались игрой на трубах и барабанах. За безопасностью следили всего несколько солдат. Несмотря на риск, прихожане не хотят отказываться от радости свидетельствовать всему городу о своей вере и надежде.

Потом я встретился с сестрой Йолой, в доме, который раньше предназначался для паломников, а теперь превратился в центр по приему беженцев. Сюда приходят те, кто не получил визу, чтобы уехать из страны, и не попытался пересечь Средиземное море. «Множество людей, с которыми мы познакомились, позже утонули или были убиты. Только Бог знает, сколько слез мы пролили по этим людям. Это ужасное горе», – говорит она мне.

Но больше всего я ждал встречи с Сулейманом. Мы подружились в Москве, куда он, врач, четыре года назад приехал на учебу. Теперь он вернулся на родину, потому что хочет помочь своим соотечественникам и участвовать в восстановлении Сирии. Увидев меня, Сулейман не верит своим глазам: «Да, мы общаемся через Интернет. Но твой приезд сюда – великий знак милосердия Божьего в моей жизни». Я растроган, но внутри ощущаю диспропорцию между тем, кто я, и величием его слов.

В эти месяцы Сулейман старался следовать за Движением, читая тексты, которые переводятся на арабский язык, и поддерживая связь с друзьями через Интернет. Когда он говорит о Риккардо, визиторе Ближнего Востока и о Соби из Иерусалима, его глаза светятся. Он организовал несколько встреч школы общины с беженцами из центра сестры Йолы.

Мы знакомимся и с его друзьями: сестрой Мари-Жозе, Тареком и Башаром. Они и еще сорок волонтеров оказывают поддержку примерно шестистам семьям. Раздают еду, лекарства, помогают с оплатой жилья, электроэнергии. Сулейман приглашает меня на обед к себе домой, чтобы познакомить со своей прекрасной женой Майсун и детьми, Эльясом и Мишо. Они живут очень скромно, но для меня приготовили королевский обед. Чтобы помочь Майсун, пришла ее подруга, мусульманка. Они знакомы очень давно.

Сулейман показывает мне угол в коридоре: «Несколько месяцев назад район бомбили в течение многих часов. Мы спрятались здесь, перед статуей Богородицы, чтобы укрыться от осколков стекла». Сейчас ситуация стала более спокойной.

Посетили мы и медицинский кабинет, который ему удалось открыть благодаря помощи друзей и AVSI. Он находится на третьем этаже здания, строительство которого было прервано войной. Плачевное состояние здания контрастирует с интерьером кабинета: здесь все обустроено тщательно и с любовью. Двое пациентов ждут врача. Сулейман не берет с них денег: «Они нуждаются намного больше меня».

Дальше я знакомлюсь с лучшим другом Сулеймана Башаром. По дороге к нему домой мы проходим рядом с зоной боевых действий. В двухстах метрах от нас – повстанцы. «Сейчас действует соглашение, больше не стреляют». Башар преподает математику в университете. Еще он писатель и режиссер, католик латинского обряда (а Сулейман – православный), но не ходит в церковь. Говорит, что не понимает, зачем нужны священники: «Я встречаю Бога в людях, когда помогаю им». Видно, что он добрый человек. Завязывается интересная беседа, которую Сулейман переводит с английского на арабский, о нужде человека в прощении и о Церкви как о месте, откуда можно черпать это прощение. С балкона видна стена древней тюрьмы, из которой святого Павла спустили в корзине, позволив ему бежать, – до нее отсюда метров сто.

На следующий день сестра Мари-Жозе, Сулейман, Тарек, Башар и Ануар, молодой солдат, везут меня за сорок километров от Дамаска посмотреть Сайданайский монастырь, основанный в VI веке после визита Юстиниана и явления Богородицы. Здесь хранится икона Пресвятой Девы, написанная, согласно преданию, святым Лукой. Мы долго молимся, испрашивая покровительства Марии, прося, чтобы она сохранила наши жизни и принесла мир.

Прощаясь с Сулейманом, я думаю о том, как благодарен за эту дружбу, бросающую вызов войне и страданию.

Жан-Франсуа Тири

© Fraternità di Comunione e Liberazione. CF 97038000580 / Webmaster / Note legali / Credits