Запись заключения, сделанного Хулианом Карроном на региональной встрече ответственных Беларуси, Казахстана, Литвы, России и Украины - Хулиан Каррон

Запись заключения, сделанного Хулианом Карроном на региональной встрече ответственных Беларуси, Казахстана, Литвы, России и Украины

Хулиан Каррон

6/1/2016 - Вильнюс, 10 апреля 2016 г.

Готовясь к этой встрече, мы решили оттолкнуться от вопроса о том, какова природа харизмы. На мой взгляд, некоторые ваши выступления помогают нам понять, почему Тайна Христова даровала харизму – благодать Духа – отцу Джуссани: чтобы мы могли должным образом отзываться на определенную историческую ситуацию.

Уже в самом начале, на открытой встрече, состоявшейся в пятницу в Вильнюсском университете, мы увидели, насколько наши друзья сознают, что даже истории такой католической страны, как Литва, недостаточно, чтобы сегодня вера по-прежнему была интересной. Все это прекрасное наследие веры, все богатство, накопленное веками, не представляет интереса для жизни современных людей, если они вновь не открывают ее в настоящем. Об этом, к примеру, говорил Николай, когда рассказывал о своей работе, на которой он с удивлением замечает, что красота музыкальной традиции не затрагивает ни сердца окружающих, ни даже его собственное сердце. Похожий комментарий, касающийся повседневной жизни, сделал вчера за ужином наш друг Алеша – я еще вернусь к нему. Так как же христианская вера, тем или иным образом достигшая нас в определенный момент нашей жизни, становится нам интересной?

Очевидно, что, чтобы быть христианами, нужно отыскать для этого веские причины здесь и сейчас. Христианская вера требует разумного подхода: она не чувство и не доктрина, ее нельзя свести к списку обязанностей или к своду моральных правил. Чтобы присоединиться к ней в настоящий культурно-исторический момент, необходима адекватная причина. С одной стороны, мы происходим из традиционно христианских стран, хотя традиция эта, как нам известно, порой не в состоянии затронуть жизнь и сердце человека. С другой, мы живем верой в окружении совершенно безразличных к ней людей, которые, чтобы приобщиться к христианству, должны разглядеть в нем что-то важное для себя. Одним словом, всем нам – и в Движении, и вне его – нужно то же самое: чтобы вера представляла интерес для жизни.

То, о чем мы говорили в эти дни, помогает нам понять, почему отец Джуссани основал Движение. В пятидесятые годы, когда он только начинал, амвросианская Церковь была переполнена, огромное количество верующих вступало в католические ассоциации, и никто и предположить не мог, что довольно скоро все пойдет на убыль. А вот Джуссани уже тогда начал замечать первые признаки перемен: он встречался со школьниками, которые выросли в католических семьях, но не проявляли к вере никакого интереса. Движение стало его ответом на такое положение вещей, попыткой показать, что вера «неотъемлема от потребностей жизни» (как впоследствии будет сказано в «Рискованном деле воспитания») и что, когда живешь ей согласно ее истинной природе, она делает жизнь жизнью. А иначе (и это крайне важно для нас сегодня), если христианская вера не является опытом в настоящем, если мой собственный опыт не доказывает, что быть христианином по-человечески разумно, то вера не сможет «выстоять в мире где все, все, противоречило и противоречит ей» (Ср. Л. Джуссани. Рискованное дело воспитания. С. 25).
Вот почему в эти дни мы так настаивали на необходимости совершать проверку веры, ведь «проверять веру» – значит собственными глазами видеть, как ее переживание бесконечно обогащает жизнь. Если сегодня так не происходит, если вера для нас не является опытом в настоящем, то рано или поздно что угодно еще окажется более интересным и вытеснит веру на второй план.

Харизма, благодать, дарованная отцу Джуссани, как раз и помогает нам понять, в чем важность веры для жизни. И как мы это понимаем? Наш друг Алеша ответил следующим образом: «На вопрос о том, какой опыт помогает открывать суть харизмы Движения, мне хочется ответить, что это опыт повседневной жизни. Дело не в том, что Движение позволяет мне знакомиться с другими людьми – это у меня уже было», – говорил он вчера во время ужина. Однако никакие отношения не могли изменить повседневную жизнь, то есть «опыт всех тех мгновений, часов или дней, когда теряется возможность вбивать в собственную историю колья, по которым потом сможет взбираться моя память». Иначе говоря, в повседневности жизнь теряется. Если выразиться еще короче, это те моменты, когда тебе «просто не за что зацепиться». В таких ситуациях, сталкиваясь с вызовами жизни и не имея никакой опоры, ты спрашиваешь себя: «Что есть в моем распоряжении? Хватит ли мне красивой истории, хватит ли свода обязанностей и правил? В чем я нуждаюсь, чтобы жить?» Невозможно выразить смысл харизмы лучше, чем это сделал Алеша. Он словно говорит: Движение мне интересно, потому что оно меняет повседневную жизнь, повседневность, от которой, по выражению итальянского писателя Чезаре Павезе, «подкашиваются ноги». Каждый из нас способен переживать драматичные и яркие моменты, ведь тогда мы задействуем все наши силы, все скрытые ресурсы. Настоящая же проблема, как совершенно верно отметил Павезе, – сбивающая с ног повседневность. Об этом говорили многие гениальные поэты, в том числе и Т. С. Элиот, называвший проблемой существования тот факт, что человек «теряет жизнь, живя», то есть живет, видит, как проходит время, видит, как все утекает сквозь пальцы и ничего не остается. Вот настоящий вопрос жизни, и он общий для всех нас, нас роднит одна и та же драма, одно и то же желание, которое мы неизбежно замечаем в себе: все мы желаем обрести жизнь, живя, а не потерять ее.

Христианство – для тех, кто не хочет пасть жертвой такой «потерянной жизни». И самое замечательное, что многие ваши выступления говорили об этом как о безотлагательной потребности, поднимающейся из самой глубины нашего бытия, с того его уровня, где нет разницы между католиками и православными, где неважно, какая история у каждого из нас за плечами. Нас объединяет именно это, и ответ на наше желание мы тоже будем искать сообща.

Наша жизнь свидетельствует, что, какой бы традиции мы ни принадлежали, где бы ни родились, откуда бы ни происходили, в харизме мы услышали нечто связанное с потребностями нашего существования. В противном случае мы бы ни оказались здесь. Разные люди, каждый со своей историей, различили в особом звучании благодати, дарованной одному человеку – отцу Джуссани, что-то, касающееся их жизни. И потому первое, к чему мы призваны, – признать эту данность, даже если нам кажется, что Тайна должна была поступить иначе, должна была придумать для каждого из нас другую историю. К счастью, Тайне нет дела до наших фантазий, ее не волнуют наши теории о том, как Ей стоило бы действовать, чтобы достичь тех, кто собрался здесь сегодня. Мы видим, что сотворила Тайна. Однако, как говорится в эти дни в литургии, мы можем уподобиться людям, которые хотели навязать собственные условия обращенным из язычников, и боролись с зарождавшейся на их глазах первой христианской общиной. Мы тоже можем вступать в борьбу с тем, что Бог творит сейчас – не две тысячи лет назад, а сейчас! Поэтому-то в настоящий момент все мы призваны признать то, что Господь совершил среди нас. Вопрос не в том, чтобы выработать стратегию, которая позволила бы относиться друг ко другу тем или иным образом. В первую очередь необходимо признать определенный факт. Мы призваны обратиться в то, что творит Бог. Как уже было сказано вчера, мы словно оказались в ситуации, описанной святым Павлом: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28). Так мы могли бы сказать о себе сегодня, посмотрев вокруг и увидев множество людей, которые пребывают вместе, несмотря на различное происхождение и истории.

Только подумайте, какое обращение должен был пережить святой Павел, чтобы признать это. Он, обращенный фарисей, глубоко привязанный, по его собственным словам в Посланиях, к традиции своего народа, столь гордившийся традицией предков, – он все приобретенное почитает за «сор» в сравнении с тем, что с ним произошло, с признанием Христа и всего, что Он принес. А среди того, что Он принес, был новый взгляд на тех, кто признавал себя едиными в том же, что и Павел, то есть в христианской вере. Поразительно, как Павел принимает очевидный факт: даже люди, не принадлежащие еврейскому народу, способны уверовать. Понимаете, что и мы сегодня, глядя на нашу жизнь в настоящем, можем обрести богатство целой истории с самого ее начала! Святой Павел не соглашается с Петром: когда тот ел с язычниками, пришли некоторые из евреев, косо смотревшие на язычников, и Петр начал таиться, ему стыдно было есть с язычниками, он боялся, как бы евреи не подумали о нем плохо. А святой Павел обрушился на него с упреками. Он упрекал самого святого Петра! Видите, мы тут не играем в церковные стратегии. Как святой Павел не сдвинулся на миллиметр перед лицом факта, так и мы не должны ни на миллиметр отходить от того, что Он творит среди нас.

Никто, кроме Христа, не решает, кому даруется харизма. Вопрос в том, готовы ли мы, подобно святому Павлу, быть послушными Христу. Потом каждому придется разбираться со Христом, с Ним решать свои проблемы. Если мы не согласны с этим, стоит хотя бы постараться не повторить того, что было в начале. В любом случае, не следует заблуждаться: остановить историю невозможно, и Бог продолжит делать, что хочет, независимо ни от чего. Те же, кто этого не принимает, не сдвинутся с места и будут смотреть, как Бог продолжает творить историю с людьми, которые хотят и готовы идти за Ним.

В силу разнородности нашей компании мы можем увидеть это уже с самого начала. Мы первые удивляемся этому, и нас первых это приводит в волнение. Если же нас не трогает до глубины души то, что Тайна совершает среди нас, то мы просто сумасшедшие, у нас точно не все дома! В таком случае мы не понимаем, что после столетий, полных трудностей, может вдруг родиться то, чем мы с вами живем. Это должно бы растрогать нас до глубины души. Друзья мои, можно ли представить себе более красноречивое свидетельство о Воскресении Христовом, о Христе как о факте настоящего, а не прошлого, чем все происходящее между нами? Движение едино, и то, что вы наблюдаете здесь и сейчас, служит всему Движению, поскольку это совершенно особая благодать – видеть, как Христос осуществляет то, чем вы являетесь. Не знаю, как можно будет отправиться спать сегодня вечером и в каждый последующий вечер и не благодарить Его, не испытывать взволнованности перед даром Его присутствия среди нас, которое делает нас друзьями – не формально, а по-настоящему, вплоть до взаимной любви, рождающейся от того, что творит Тайна, Христос. Люди столь разные, со столь разными историями вдруг с удивлением замечают, что их объединяет благодать достигшего их Духа. Не думаю, что нам удастся лучше объяснить суть харизмы.

Мы получили этот дар не только для собственного удовольствия, но и ради всей Церкви, и он словно подтверждает, что встреча патриарха Кирилла и папы Франциска не единичное явление. Но чтобы такое сознание возрастало и глубоко проникало в христиан всех конфессий, необходимы места, в которых бы оно становилось зримым. В этом и состоит проверка веры: нужно видеть, что она действительно способна предложить сообразный ответ на различные жизненные ситуации. Вспомним, о чем вчера говорил Домантас: он должен был проверить подлинность того, во что верит, и перед лицом знакомого профессора.

Нам даруется еще бóльшая благодать: мы видим истину Христа, Его присутствие в существующем между нами единстве. И потому, на мой взгляд, нет ничего важнее, чем просить Господа о все большей готовности принять Его дар, о способности для каждого из нас принять любого другого человека как дар для нас. Так я воспринимаю как настоящий подарок возможность слушать Александра, нашу подругу Татьяну, Алешу, Домантаса и других. Слушать не из формальности, а из желания не потерять дар, который Тайна преподносит мне через них, который Христос преподносит мне через них. Все это дается нам, чтобы мы смогли по-настоящему проверить, как великое событие, о котором мы говорим, как событие веры способно преобразить каждую частицу нашего существования и нашей повседневности. Принимая его, мы сможем увидеть, как оно действует и меняет жизнь.

Насколько же нам необходимо придерживаться поведения, которое прививал нам отец Джуссани, насколько нам нужно научиться поступать, как он говорил нам, ведь в этом и заключается подлинная христианская позиция! Вот его слова: «Событие Христа есть подлинный источник критического взгляда, который стремится не выявить ограниченность вещей, а заметить их ценность» (L. Giussani. Generare tracce nella storia del mondo. P. 158). Он словно направляет нас на нашем совместном пути. Нам часто кажется, что критический подход заключается в поиске недостатков (и мы в этом настоящие мастера!): какой-нибудь недостаток всегда найдется, благо их так много. Однако это самая что ни на есть антихристианская позиция, и то, что мы принимаем ее за христианство, подтверждает, насколько нам необходимо обращение. В действительности, по словам Джуссани, критический взгляд заключается в «распознании малого или великого блага, содержащегося во всех вещах» (Ivi). Распознавая крупицы блага во всех вещах, мы созидаем новую культуру. Отец Джуссани завершает эту блестящую мысль, это наставление на нашем совместном пути, словами, которые, надеюсь, помогут переживать отношения между вами: «Подчеркивается положительность, несмотря на ее ограниченность, а все остальное предается милосердию Отца» (Ibidem. P. 159).

Мы увидим, по какому пути Христос ведет нас к достижению полного единства, если будем готовы жить послушанием благодати Духа, Который всегда нам предшествует и Который действует через непрестанно даруемую нам харизму. Давайте будем просить о такой готовности.


© Fraternità di Comunione e Liberazione. CF 97038000580 / Webmaster / Note legali / Credits